Современный анализ бизнес-плана Чичикова

0
325
Современный анализ бизнес-плана Чичикова

А вы помните, в чем заключался план «Операции Ы» главного героя поэмы Николая Васильевича Гоголя «Мертвые души» Павла Чичикова?! Ведь Чичиков скупал мертвые души не просто так, не только для поднятия своего веса в общественных и деловых кругах. Ему нужны были деньги. Много денег.

На самом деле предприимчивые люди 19 века, не смотря на то, что может и не знали таких умных слов как «бизнес-план» и «анализ», тем не менее делать деньги «из воздуха» ещё как умели.

Случайно я обнаружил в одной из питерских газет занимательную статью сотрудника ОАО «Банк «Санкт-Петербург» Андрея Белых с его современным анализом бизнес-плана Чичикова — главного героя поэмы. Честно сказать, очень понравился нестандартный подход автора к данному произведению через призму кредитно-финансовых отношений! Я думаю, вам тоже понравится:

Бизнес-план Чичикова

Русская литература почти не интересовалась предпринимателями — внимание уделялось дворянам, лишним людям, нигилистам. Единственное исключение — Николай Васильевич Гоголь… Всем известен сюжет великой поэмы — Чичиков скупает мертвые души. Опросы знакомых показывают, что немногие знают, зачем он это делает. Между тем, проект Чичикова представляет значительный интерес и для современного периода экономического кризиса.

Чичикову нужен стартовый капитал, и основа его бизнес-плана — получение кредита под фиктивный залог умерших крепостных крестьян. Эту инновационную идею (как основу для сюжета) подарил Н.В. Гоголю никто иной, как А.С. Пушкин.

Сведения о крестьянах находились в ревизских сказках — переписях населения. В промежутках между переписями умершие по документам считались живыми, а банки работали с документами. Поэтому скупка мертвых душ — процесс формирования залоговой массы. Правда, в залог можно было отдавать крестьян с землей, а земли у Чичикова не было. Но в то время для освоения Херсонской и Таврической губерний земли помещикам предоставлялись бесплатно, поэтому Чичиков покупает крестьян «на вывод», с переселением.

Для банка он предоставил бы свидетельства о собственности на землю, должным образом зарегистрированные купчие крепости (договоры о покупке крестьян), судебные решения о переселении крестьян. При необходимости он был готов предоставлять дополнительные справки о крестьянах от капитана-исправника (несомненно, за взятки). Кредит Чичиков собирался брать в Опекунском совете Воспитательного дома — небанковском финансовом институте, осуществлявшем, в том числе, ломбардное кредитование.

Попробуем оценить эффективность проекта, исходя из данных, приведенных в книге. Цена ревизской души — до 500 руб., залоговая стоимость — 200 руб. Издержки Чичикова нельзя точно оценить — нет данных о структуре покупки. У Коробочки он купил 18 душ за 15 руб. всего, у Плюшкина — 198 по 32 коп. за штуку. Манилов души подарил, но цифра не приведена, нет данных и по Собакевичу, известна лишь цена – 2,5 руб. за душу. Разумно считать, что у них куплено по 100 душ (нет данных о различиях в смертности в двух поместьях) — это дает 416 душ (из текста известно, что всего было более 400). Тогда средняя цена — 70 коп. за душу при залоговой стоимости в 200 руб. Блестящий результат, но высокая прибыль, как известно, связана с высоким риском.

Чичиков совершает крупную ошибку — его маркетинг слишком агрессивен. Совершенно не нужно было пытаться покупать души у Ноздрева и Коробочки. Ноздрев просто не надежен, а у Коробочки куплено всего 18 душ — 4.5% от общей суммы. Самый сильный переговорщик — Собакевич, по-видимому, сразу понял бизнес-идею Чичикова, поскольку предложил стартовую цену в 100 руб., то есть половину залоговой стоимости. Однако, пользуясь монопольным положением покупателя, Чичиков жестко ведет переговоры с Собакевичем и сбивает цену до 2,5 руб. Кстати, в последующих обсуждениях именно Собакевич высказал аргумент, которым защищался бы и Чичиков — в момент покупки крестьяне были живы, но вполне могут умереть от болезней при переселении.

Вторая крупная ошибка — временные рамки проекта. Первый этап прошел хорошо — неделя в городе на предварительное изучение рынка, три дня поездок для переговоров с помещиками, завершение оформления документов на следующий день. Транспортные проблемы (пьяный кучер, поиск дороги) были несущественными. Однако Чичиков остается в городе еще на несколько недель и теряет контроль над рисками — о скупке мертвых душ становится известно как от Ноздрева, так и от Коробочки.

Проект вступил в кризисную фазу, но Чичикову повезло. Во-первых, провинциальные чиновники не были знакомы с банковскими операциями и не могли понять, зачем нужны мертвые души. Во-вторых, российская Фемида была нерасторопна по отношению к предпринимателям. Более того, прокурор, вместо оперативного заведения уголовного дела против Чичикова, думал-думал да и умер от сомнений. Случай, бесспорно, уникальный в истории бизнеса. Чиновники, озабоченные изменениями в вертикали власти (в губернию ехал новый генерал-губернатор), вряд ли будут вспоминать об истории с мертвыми душами.

В финале птица-тройка несется по российской равнине, увозя Чичикова с комплектом документов. Он едет в банк за кредитом в 80 тыс. руб. на стандартных для того времени условиях — 6% годовых на 24 года.

Уроки этой истории просты. Предпринимателям надобно правильно выбирать контрагентов и не терять времени, а банкам следует внимательно изучать заемщиков и тщательно оценивать и проверять залоги — кризис показал, что слишком многие заложенные активы оказались сродни мертвым душам.

***

P.S.: Вот так, учитесь, дамы и господа! Как видим, деньги можно делать во все времена! Ну и кредит на развитие бизнеса в 6% годовых на 24 года в первой половине 19 века — это что-то (нам еще до этого ой как далеко)!

P.P.S. Немногие знают, но от Гоголя осталось несколько глав его второго тома «Мёртвых душ» в виде рабочих или черновых версий, и некоторые герои проходят в нём с разными именами-фамилиями и возрастом.

Чичиков Павел Иванович со времени действия первого тома немного постарел, но тем не менее стал ещё ловчее, легче, обходительнее и приятнее. Снова ведёт цыганскую жизнь, пробует заниматься скупкой умерших крестьян, но мало что удаётся приобресть: у помещиков уже появилась мода закладывать души в ломбард. Покупает небольшое имение у одного из помещиков, а ближе к концу поэмы попадается на афере с чужим наследством. Вовремя не уехав из города едва не сгинул в тюрьмах и каторгах…

Вот видите, уже возникла мода на крестьянский подушевой ломбард! Бизнес-идеи быстро становятся секретами Полишинеля…



Оставить комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here