Дальнобойщиком на работу в Польшу

В некоторых наших статьях мы уже рассказывали о жизни, доходах и налогах эмигранта-дальнобойщика в США. Но уезжают не только в Америку, но и в страны Евросоюза. Например в Польшу.


Виктор Ефремов из Новосибирска никогда не мечтал об эмиграции, с 1990-х годов он водил грузовые фуры, исколесил всю Россию и знал каждую яму на тысячах километрах федеральных трасс. Так бы всё и продолжалось, если бы не встреча с зарубежными коллегами на московском паркинге, круто изменившая судьбу Виктора.

Сейчас он продолжает работать в сфере грузоперевозок, но уже в Европе. А точнее, в Варшаве. Его новый трудовой график насыщен рейсами по европейским странам. Прямо сейчас дальнобойщик везет груз в Португалию через Германию, Францию и Испанию. На вопросы корреспондента издания «Сибирь.Реалии» Виктор отвечает из Лейпцига, где у него запланирована продолжительная остановка на отдых.

Как вы пришли к такому повороту судьбы?

– В одном из рейсов я встретил коллег из Польши. Вернее, я думал, что они поляки, но они оказались нашими соотечественниками, которые работали в ЕС. Мы стояли сутки на паркинге в Москве. За это время я у них узнал все тонкости, как можно попасть на работу в Европу. Далее эта мысль меня не отпускала. Захотелось перемен, захотелось стабильности. Не одного и того же человека во главе государства, а стабильной работы и оплаты.

В России у вас с этим были проблемы?

– Да. Ранее я сталкивался с нежеланием выплачивать деньги за работу или оплатой меньше обещанного. Работодатель мог придумать на это тысячу причин: кризис виноват, дела плохо идут, собака заболела. Популярно и такое, что, мол, денег нет, завтра приходите, а потом опять завтра и опять завтра. Такое бывает и в других странах, но только с теми, кто работает нелегально.

Работу по специальности в Польше найти было трудно?

– В Польшу я приехал по туристической визе, в Новосибирске никому не рассказывал о своих намерениях, только жена знала. Найдя потенциального работодателя, я договорился, что он сделает мне приглашение на работу. Пришлось нелегально поработать автослесарем, чтобы заработать денег на обратный билет. Когда я вернулся в Новосибирск, пришло приглашение, и получить рабочую визу было не трудно. Через пять дней после переезда предстоял первый рейс из Варшавы в Познань, потом сразу на Германию и далее по Голландии, Франции, Люксембургу, опять по Германии. Перед этим нужно было получить так называемый код 95 – это европейский сертификат в дополнение к водительскому удостоверению для большегрузов и автобусов. Тем, кто получил права до 2009 года, это обходится в 400 польских злотых (около 7000 рублей. –​СР) и пять дней обучения. Тем, кто после – месяц обучения и 2000 злотых.

Дальнобойщиком на работу в Польшу

На что сразу обратили внимание в первом рейсе?

– Про состояние дорог говорить даже не стоит. Кроме того, здесь хорошо развита инфраструктура, через каждые 10–15 километров есть паркинг. В России фуры часто стоят прямо на обочине дороги и невнимательные автомобилисты бьются об них насмерть. Здесь невозможно себе такое представить. На паркингах есть душ, прачечная, фудкорты. Есть разметка, согласно которой стоят автомобили. Автомобили в пробке тоже стоят согласно разметке, и никто не станет объезжать пробку по обочине. Отбойники сделаны таким образом, что, сминаясь, они поглощают удар, спасая человеческую жизнь. У нас в стране это просто бетонные блоки, которые не дают шансов выжить.

Сколько платят трудовым мигрантам в Польше и хватает ли этого на жизнь?

– У меня сейчас минимальная зарплата по европейским меркам. Тем не менее этой зарплаты хватает, чтобы обеспечивать неработающую жену и ребенка, снимать жилье в Варшаве и не отказывать себе ни в чем в плане питания. С 1 июня я могу получать ежемесячное пособие на ребенка в размере 500 злотых (8500 рублей. –​ СР) до достижения им совершеннолетия. Зарплата у меня фиксированная – 150 злотых в сутки, независимо от того, еду я или стою. В Европе официально запрещена зарплата «от километра».

Дальнобойщиком на работу в Польшу

Многие дальнобойщики в России жалуются на техническое состояние своих автомобилей? Такая проблема есть при перевозках в Европе?

– Когда я здесь выезжаю в рейс, с собой у меня нет даже отвертки – только ключ и монтажка, чтобы можно было заменить колесо прямо на трассе. Мой начальник говорит, что я водитель, а ремонт должны выполнять специалисты. Он не сомневается и не боится, что я могу что-то испортить. Просто он полагает, что каждый должен заниматься своим делом.

А как складываются отношения европейских дальнобойщиков с дорожной полицией? Есть с чем сравнить после России?

– В нашей стране бандиты ушли с дорог, не выдержав конкуренции. Сейчас на трассах России работают бандиты в погонах. В Европе никто не верит, что можно нагрузить автомобиль больше, чем это положено. Но еще более невероятным им кажется, что можно так проехать через всю страну, по дороге откупаясь взятками от тех, кто по закону должен следить, чтобы у грузовиков не было перевеса и не разрушались дороги.

Водители и ГИБДД у нас считают друг друга врагами, а это неправильно. Обратную ситуацию видел, к примеру, на паркинге в Мюнхене. Вечером приехала полиция, всех проверили на алкоголь. У тех, кто был пьян, забрали документы. Утром они снова приехали, проверили повторно. Протрезвевшим все вернули и пожалели счастливого пути. Остальным, кто был еще «под газом», вернули при следующей проверке вечером. Все это без какого-либо штрафа и лишь для безопасности дорожного движения. Дальнобойщики не боятся полиции. А у нас при виде ГИБДД сразу думаешь о том, что сейчас придется платить. Всё дело в честности и доброжелательности стражей порядка.

Как вы думаете, почему в России другая ситуация?

– Сомневаюсь, что наши люди способны моментально стать честнее. Я не знаю, что с происходит с нашими людьми, но они становятся все агрессивнее и злее. В тебя запросто могут выстрелить из травматического пистолета за то, что в пробке кого-то не пропустил, за то, что кого-то случайно подрезал. У меня самого есть разрешение на ношение и владение огнестрельным оружием. Когда работал в России, всегда возил с собой карабин. Пусть лучше я буду сидеть в тюрьме, чем лежать в могиле. Дважды мне приходилось его применять, но стрелял я исключительно по колесам автомобиля, который пытался меня остановить. Было это в районе Биробиджана. Мне тогда из открытого окна угрожали обрезом. А в Новосибирске я всегда носил с собой травматический пистолет.

Как вы относитесь к системе взимания платы с большегрузов «Платон»? В Европе есть аналоги этой системы?

– Именно из-за «Платона» мой работодатель в России был вынужден продать свой автомобиль, чтобы расплатиться с долгами, и вообще перестал заниматься этим бизнесом. Многие знают, что выгоднее загрузить фуру в два – два с половиной раза больше положенного, заплатить один раз за «Платон» и взятки, чем грузить, как положено, делать два рейса и дважды платить за «Платон». Эта система на самом деле способствует разрушению дорог. В России любую идею могут довести до абсурда. Возможно, она и была хорошей, но вот исполнение так себе. В Европе есть транспондеры, которые в автоматическом режиме производят оплату дорог в разных странах. Различия, конечно, большие. Даже в вопросах режим труда и отдыха водителей.

Дальнобойщиком на работу в Польшу

То есть в Европе водителям предоставляется больше времени на разгрузку и отдых?

– Дело в том, что в Евросоюзе очень строго спрашивают за нарушение режима труда и отдыха водителей, ведь это, прежде всего, безопасность на дороге. Продолжительность вождения автомобиля не может превышать девяти часов, то есть два раза по четыре с половиной часа. Между ними должен быть перерыв минимум 45 минут. После девятичасовой смены у водителя есть перерыв на отдых не менее 11 часов. После шести дней работы водитель имеет право отдыхать не менее 45 часов.

Когда я работал в Новосибирске, то даже не мог этого представить. У нас никто никогда не будет соблюдать этот режим, хотя бы потому, что не существует такого количества мест для безопасной парковки. Конечно, сейчас всех обязали иметь тахографы (контрольное устройство для регистрации скорости, режима труда, отдыха водителей. –​ С.Р.), но редкий водитель знает, как им пользоваться. А нашим доблестным стражам дорог наплевать на то, сколько работает и отдыхает водитель. Если какой-нибудь дальнобойщик вдруг сообщит начальству, что он поедет с соблюдением режима труда и отдыха, то это будет последнее, что он скажет перед увольнением.

– Немного отвлечемся от автомобильной темы. Жизнь в Европе, как вы её увидели, отличается от того, что показывают по телевидению в России?

– Мне здесь комфортно. Не надо копить годами на отпуск, потому что полеты и поездки дешевые. Никакой агрессии, никакого «загнивающего капитализма». А ещё меня поражает, что европейцы обладают секретными знаниями, иначе я не могу объяснить тот факт, что они делают мосты в один уровень с дорогой. В России, когда едешь по трассе, обязательно перед мостом будет либо яма, либо кочка. Меня радует то, что в парках нет сломанных лавочек, нет пьяных компаний, которые распивают на детских площадках алкоголь. Здесь не все прекрасно, не стоит думать, что здесь рай на земле, но и не ад, о котором нам так любят рассказывать по российскому телевидению.

Насколько трудно в 40 лет так кардинально изменить свою жизнь?

– Видя, как живут здесь люди, я жалею, что не уехал из России лет на 20 раньше. Здесь я могу ходить по улицам без опаски, не боясь, что меня ограбят или пырнут ножом за телефон, как это часто бывает в Новосибирске. Мне бесконечно жаль своих знакомых, которые там остались. Пока что мне не хватает здесь моей семьи, которую я скоро планирую перевезти в Польшу. Для жены тема переезда – это огромный стресс. Она привыкла к нашему болоту и ничего не хочет менять. Если бы не сын и не страх за его будущее, то ее никогда не удалось бы уговорить на переезд.

Каковы ваши планы?

– Собираюсь получить английскую визу, так как много рейсов идут именно в Англию, а я не могу их пока выполнять. Перед скорым приездом семьи планирую снять просторную квартиру, а в дальнейшем хочу и приобрести ее. Ну и, конечно, путешествовать, наблюдать и пробовать новое. А еще учить языки, чем я сейчас и занимаюсь. Попутно вспоминаю школьную программу и жалею, что пропускал некоторые уроки. Вообще, что интересно, на любом паркинге в Европе можно обратиться на русском языке к водителю – и в 95% случаев тебя поймут, потому как это будет кто-то из русскоговорящих. В основном, конечно, граждане Украины. Немного реже встречаются белорусы.